27 апреля 2021

CRN/RE: Дмитрий Сытин, «ТЭК-Торг»: «Государство должно встать на сторону стартапов и быть заинтересованным в их развитии»

Информационные технологии с 2015 года в числе ключевых приоритетов государственной политики России, а фокус внимания находится на вопросах импортозамещения ПО и оборудования. Кризис 2020 года показал острую необходимость в перестраивании бизнес-процессов компаний в соответствии с новыми реалиями, вырос спрос на ИТ-решения, нацеленные на быструю, эффективную и безопасную организацию процесса дистанционной работы. Вместе с тем, вопросы импортозамещения и поддержки российских разработчиков стали выражены наиболее остро.

Как отреагирует рынок электронной торговли на переход на отечественное ПО и оборудование?

Если рассматривать эти вопросы на примере деятельности федеральных электронных площадок — по сути, многофункциональных порталов, обеспечивающих взаимодействие заказчиков и поставщиков в электронном виде, — то очевидно, что данное направление сильно интегрировано с ИТ-отраслью и тесно взаимосвязано со всеми процессами, происходящими в ней. Мы хорошо понимаем, что глобальная и спешная замена на отечественное ПО и оборудование будет сопряжена с целым рядом рисков. Наличие квалифицированных специалистов в ИТ-отрасли убережет рынок от глобального коллапса, но полный отказ от лучших зарубежных решений станет дорогим и болезненным мероприятием. Мы будем вынуждены тратить внутренние ресурсы на то, что уже разработано и эффективно работает во всем мире. Это серьезно ударит по эффективности России на мировом рынке. Поэтому в вопросе импортозамещения в области ИТ нужно соблюдать сбалансированный и прагматичный подход: критические элементы — однозначно менять на отечественные решения, а что касается ПО и оборудования, которые не являются критичными для нас, то можно выбирать между отечественным и зарубежным.

Сейчас ЭТП чаще всего используют софт, который создан и бесплатно распространяется интернет-сообществом — например, Postgres, CentOs, среды разработки на Php и Go. Кроме того, используются и российские разработки, созданные на базе свободно распространяемого ПО — например, операционная система Роса «Кобальт». Проблема свободного ПО в том, что для него нет качественной технической поддержки, что не позволяет использовать его в критических элементах инфраструктуры. Поэтому отечественные компании вынуждены либо самостоятельно у себя в штате выращивать специалистов, разбирающихся в конкретном СПО, либо покупать платную поддержку у зарубежных компаний. Такой рынок в России пока не очень развит.

Если на законодательном уровне ЭТП будут вынуждены отказаться от используемых в работе зарубежных решений или технической поддержки, например, фреймворка ExtJs, то урон будет ощутимым, но не критичным. Потребуется время и деньги для замены решений и организации поддержки ПО. Важно, чтобы можно было использовать свободно распространяемое ПО.

Очевидно, что российская ИТ-отрасль вынуждена работать в парадигме обозначенных государством целей, но сможет ли она обеспечить достижение поставленных показателей?

Конечно, потенциал у российских производителей есть, но к полному переходу отрасль пока не готова. Производительную и стабильно работающую технику российского производства найти непросто. В большинстве случаев техника собирается из импортных комплектующих. Хотя уже есть положительный опыт использования АПШК «Континент» и ViPNet Coordinator HW1000 — данные устройства работают стабильно. При выборе нового оборудования из российских аналогов мы сталкиваемся с тем, что при той же производительности цена отечественных решений выше, а стабильность работы ниже. Сервис у импортных решений обычно тоже отлажен лучше.

Это вопрос времени и затрат. В целом, уже можно найти программные продукты на базе СПО для замены коммерческих импортных решений. Коммерческие программы обычно работают более стабильно, чем СПО, поддержка и обновления организованы лучше, но это не говорит о том, что на СПО нельзя работать. С аппаратным обеспечением дела пока обстоят хуже, и прямо сейчас сложно заменить импортное оборудование отечественным по всей линейке. Во многих случаях уже можно заменить западные решения на китайские. Наши производители пока находятся на пути создания полной линейки решений.

Что может ускорить процесс импортозамещения?

  1. Снижение налогового бремени для ИТ-компаний положительно повлияет на развитие отрасли. В 2020 году государством была предпринята часть шагов по снижению налогов ИТ-компаний, но в еще больших налоговых послаблениях нуждаются молодые ИТ-компании, которые только создают продукт. Ведь разработка ИТ-продукта или продукта с ИТ-компонентой на старте требует немалых инвестиций, а выручка от него если и есть, то минимальная. Снятие дополнительной налоговой нагрузки в этот период позволит тратить ресурсы только на развитие продукта. Государство должно встать на сторону стартапов и быть заинтересованным в их развитии, в формировании рынка для второго шага после создания продукта, чтобы потребности в продуктах ИТ-стартапов формировались в тех секторах экономики, где государство доминирует. Чтобы стартапы могли под конкретный запрос развивать свои продукты, конкурировать. Но формировать спрос должно государство.
  2. Усиление функции государства по выходу на международные рынки позволит этим стартапам масштабировать свой бизнес. Очевидно, что стартапы могут работать в пределах одной страны, но в этом случае эффект от их присутствия будет очень маленьким и локальным для экономики. Снимая административные барьеры через торговые представительства, барьеры выхода на рынок, осуществления экспортных операций, валютной выручки, мы сможем создавать продукт, ориентированный на международный рынок.
  3. Финансирование. Сейчас создание ИТ-компаний и ИТ-продуктов традиционно идет по одной из трех схем: государственное финансирование через институты (венчурные фонды и гранты); деньги частных венчурных инвесторов; собственные средства стартаперов. Первая схема достаточно сложная — с точки зрения государства, деньги не могут быть потеряны, но с точки зрения венчурного инвестирования, результатов может и не быть. В связи с этим возникает риск формирования коррупциогенной составляющей. Государству лучше не выступать венчурным инвестором, а формировать рынки и сохранить за собой систему грантов. Венчур должен оставаться только частной историей или историей венчурных фондов, возможно, внутрикорпоративным инвестированием.
  4. Кредитование. ИТ — такой же бизнес, как и любой другой, и производство ПО — это производство продукта. Дешевое кредитование ИТ-сферы позволит развивать компании по принципу развития сельскохозяйственных организаций. Дешевые кредиты через Россельхозбанк позволяют сельхозпредпринимателям расти. Если бы подобного рода льготное кредитование можно было бы использовать в ИТ, то открылись бы огромные возможности для рынка.
  5. Образование и кадры. В России работают высококвалифицированные айтишники, но они таковыми становятся только если их учит бизнес, а не только вуз. Университеты должны учить студентов создавать продукты и ИТ-бизнес. Нужно создавать бизнес-экосистему вокруг вузов, чтобы студенты через практику, через создание своих небольших компаний учились при поддержке вуза. Айтишник должен всю жизнь обучаться, и этот навык нужно формировать еще в институте. Государство может помочь вузам создавать студенческие акселераторы и стартапы при институтах, а студент должен пробовать создавать новые бизнесы, еще будучи студентом. Создание платформы для развития должно находиться на стороне государства. А что это будет — инкубатор, акселератор, какие-то бизнес-университеты — не столь важно.

Источник: CRN/RE

назад к списку новостей СМИ о нас

Наши партнеры