14 декабря 2020

COMNEWS: Технологическое будущее контрактной сферы

Цифровая трансформация в России началась несколько позже, чем в ряде зарубежных стран, тем не менее готовность российских компаний к цифровизации и скорость цифровых преобразований значительно выше, чем в среднем демонстрирует бизнес во многих западных странах. По данным ежегодного обзора KMDA, проведенного в июле 2020 года при участии более 700 представителей российских компаний из 27 отраслей, в первую очередь цифровизация затронула такие направления, как управление бизнес-процессами, работу с данными и управление клиентским опытом. Генеральный директор АО "ТЭК-Торг" Дмитрий Сытин рассказывает о перспективах цифровой трансформации в российских компаниях, трудностях, с которыми сталкивается бизнес на пути цифровизации и о том, какие подразделения нуждаются в новых технологиях в первую очередь.

Основная масса сотрудников, отвечающих за цифровизацию в российских организациях, сконцентрирована в блоках ИТ, управления организацией, маркетинга и разработки продуктов. Тем не менее, есть целый ряд служб, таких как подразделения снабжения, логистики, которые находятся в числе самых затратных в структуре компании, особенно если речь идет о производственном предприятии. Следовательно, любая оптимизация и повышение эффективности деятельности этого подразделения мультипликативно отразится на производственной экономике всей компании. Цифровизация снабжения должна быть в числе приоритетных задач компании и может стать важнейшим инструментом оптимизации затрат, повышения эффективности работы компании через грамотное планирование закупок и управление запасами.

О готовности российских закупщиков к цифровой трансформации

Российская закупочная система отличается от зарубежной. Насколько мне известно, в ЕС все закупки ниже €300 тыс. идут по упрощенной схеме и за ними нет жесткого контроля. С другой стороны, из-за упрощенности процедур и инертности системы изменений — это направление сильно архаично с точки зрения цифровизации. Например, до сих пор некоторые зарубежные поставщики могут направлять предложение по факсу. В России такого, конечно, нет. У нас в государственных закупках, закупках госкомпаний и даже в закупках частных компаний очень низкий порог закупок по стоимости, когда включается уже регламентированная процедура, а сами процедуры прописываются пошагово. Поэтому цифровизация must have для отечественных закупок. Более того, сегодня уровень электронизации у нас гораздо выше, чем в западных странах и идет непрерывный процесс улучшения. Тренд в этих улучшениях формируется на уровне государства, что позволяет сохранять высокие темпы внедрения технологий.

Тем не менее, за рубежом есть компании, до уровня цифровизации которых нам еще далеко. Например, Siemens, реализовавшая цифровую трансформацию в широком диапазоне услуг — от консалтинга до производства и внедрения. Интеграция и взаимодействие средств автоматизации, программного обеспечения, аппаратных и облачных платформ, а также передовых технологий, позволяет превратить данные компании в ценные знания, повышающие производительность и гибкость. Очевидно, что организации, которые способны также быстро и успешно преобразовать жизненный цикл своих подразделений с использованием цифровых средств, получают явное конкурентное преимущество. Но компания много лет шла к такой масштабной цифровой трансформации, и сегодня мы видим один из лучших примеров, аналогов которому пока нет в России.

О технологиях и направлениях цифровизации

Со стороны рынка уже есть вполне конкретные запросы, которые могут быть коммерчески успешны и полезны для отрасли. Во-первых, сбор и анализ данных о поставщиках и производителях. На рынке мы видим большое количество разрозненных баз данных, степень достоверности информации в которых вызывает много вопросов. Например, в выписке ЕГРЮЛ не всегда корректна контактная информация или данные по судебной истории контрагента. Сегодня цифровые следы компании есть во многих государственных системах и, если эти системы синхронизировать, то информация будет достоверной и актуальной. Но заказчики и поставщики вынуждены заниматься сбором информации самостоятельно, тратить на это силы, ресурсы и время. Это обширная комплексная задача и перспективное направление, которое может в дальнейшем стать основой для развития многих сервисов, например, "Рейтинга деловой репутации".

Во-вторых, формирование базы поставщиков по категориям продукции или видам работ для заказчиков. После того как заказчик определил стратегию по работе с определенным видом продукции, например, по компьютерной технике, возникает вопрос - как сформировать полную базу данных для того, чтобы пригласить поставщиков на конкурс? Это хорошо увязывается с разработкой рекомендательных сервисов, например на базе нейронных сетей, что позволит в дальнейшем заказчику выстраивать работу в рамках категорийной стратегии, снизить затраты на рутинные операции и повысить эффективность снабжения. Безусловно, ключевым заказчиком таких решений должно стать государство, а также крупные частные компании, но разработкой должен заниматься бизнес, так как у него есть ресурсы и потенциал, квалификация кадров, наконец.

В-третьих, "электронизация" исполнения договоров. В госзакупках заказчики и поставщики давно перешли на электронные договоры. Коммерческие организации пока не очень активны. Тем не менее сама сделка и последующее исполнение договора — это большое и перспективное направление для цифровизации. Например, внедрение тех же самых смарт-контрактов. Чтобы смарт-контракт работал, нужно чтобы вся информация, которой обмениваются участники рынка, была в цифровом виде. Если ее нет в цифровом виде, то нет и данных, на основании которых можно автоматически выполнять те или иные обязательства. В государстве, надо отметить, ускорился процесс электронизации юридически значимого документооборота. Но к полной цифровизации обмена документами мы еще не пришли.

В-четвертых, цифровизация управления товарными запасами. Ритейл в части управления товарными запасами идет далеко впереди производственных компаний и фирм из сферы услуг. При низкой маржинальности ритейл вынужден бороться за каждый 0,1% рентабельности, поэтому старается очень быстро внедрять технологии, которые позволяют повышать эффективность. В отрасли уже давно весь документооборот переведен в электронный формат на базе EDI, а такие большие вендоры, как Procter & Gamble уже лет 10 работают с ритейлерами на основании автопополнения остатков на складе ритейлера. Они получают оцифрованную информацию об остатках продукции, сами прогнозируют потребности и организовывают поставку, когда запас в распределительном центре ритейлера достигает порогового значения.

О ключевых трендах закупочной сферы

В России именно государство является локомотивом изменений на рынке закупок, по крайней мере, в области цифровизации. Звучит вроде бы парадоксально, но по факту в России – это так. Поэтому основной тренд на ближайшие несколько лет у всех участников рынка - цифровизация и автоматизация рутинных операций. И госкомпании, и коммерческие компании хотят избавиться от ненужных операций у закупщиков, сократить затраты на процессы и начать решать более интеллектуальные задачи. Например, использование тех же категорийных стратегий.

Второй тренд - сбор, хранение и обработка информации в цифровом виде. Идет активное накопление данных в компаниях, использование big data. Эту информацию надо где-то хранить, обрабатывать. В области закупок не очень развита аналитика, по сравнению с другими функциональными областями. Продолжит развиваться тренд на создание и развитие аналитических инструментов.

Третий тренд - аутсорсинг закупок непроизводственных категорий. Мы не так давно проводили пилотный проект по аутсорсингу закупок вспомогательных позиций для крупной добывающей компании. Коллеги строили новое производство, и у них была потребность в поставке расходных материалов на стройку, которые не входили в основной контракт с подрядчиком. Свободных людей у компании на это не было, времени тоже, потому что они должны были концентрироваться на закупках по основной производственной деятельности. Логичным решением стал аутсорсинг: рисков немного, затраты меньше, но, конечно, всегда остается вопрос в получении требуемого результата. Думаю, это перспективное направление.

Высокие технологии и ИИ в закупках: реальность или фантазия

О блокчейне и ИИ активно начали говорить где-то в районе 2018 года. Казалось бы, прошло уже несколько лет. Тем не менее, пока успешно реализованы только отдельные проекты на рынке. Наша страна пока не прошла стадию цифровизации и автоматизации, чтобы говорить о полноценном широком использовании искусственного интеллекта. На этапе оцифровки базовых процессов будут внедряться именно те технологии, о которых мы сегодня говорим, например, компьютерное зрение.

У нас уже ездят беспилотные комбайны и автомобили, эффективно используется нейросети в медицине в части распознавания и постановки диагнозов по снимкам, внедряются другие решения на базе нейронных сетей. Мы уже можем эффективно использовать большой пул современных технологий.

С помощью ИИ можно, например, осуществлять контроль и классификацию расходов, анализ контрактов, управлять рисками, подбирать исполнителей, автоматизировать поиск поставщиков, запускать виртуальных помощников. Очевидно, что, например, роботизация позволит передавать рутинную работу в закупочных процессах от людей программам, но надо учесть, что все подобного рода внедрения в больших компаниях занимают минимум 2-3 года. Рассуждать о новых технологиях мы должны только в привязке с теми задачами, которые они должны решать. Как только мы оцифруем весь массив разрозненных данных, сможем на это надстраивать более интеллектуальные инструменты и IT-технологии.

Мы испытываем острую потребность в смене самой парадигмы взаимодействия закупщиков с другими подразделениями. Закупщик должен стать бизнес-партнером, а не крайним в цепочке принятия решений, вовлекаться в процесс на стадии формирования бизнес-задачи. В качестве примера – технология цифровых двойников. Современные технологии нам без сомнения нужны, но все будет зависеть от трансформации самой отрасли и от того, во что будет превращаться служба снабжения внутри организаций.

Источник: ComNews

 

назад к списку новостей СМИ о нас

Наши партнеры